10:12 

Однострочники из треда

006 сткглм
Да гори оно все румынским пламенем / #teamBucky / Фиков ещё ненаписанных, сколько? Скажи, кукушка, пропой / И лампа не горит / И врут календари / И впереди опять ФБ - тебе положено творить / Иди, твори
№ 1


Не то чтобы у Лукаса после Лушанки были проблемы с открытыми пространствами и большим количеством людей. Вовсе нет. После стольких лет взаперти, когда все что он видел это карцер два на три, допросная, медблок и снова карцер, открытые пространства Лондона – такие знакомые, такие изменившиеся – манили и завораживали.
После Олега Вадимовича и четырех смен конвойных, которых он различал по звуку шагов и внешность которых знал наизусть от цвета ботинок до щербин на желтых зубах, многомиллионный Лондон: белый, цветной, галдящий на десятке разных языков двадцать четыре часа в сутки, ошеломлял красками и многообразием.

Но иногда, останавливаясь посреди этой пестрой, многоголосой, равнодушно спешащей по своим делам толпы, Лукас чувствовал что скучает. Нет, не по пыткам, не по карцеру, не по Олегу Даршавину – просто по ощущению, когда люди, пусть даже его палачи и мучители, смотрели на него, а не мимо.

№ 2


Лукас вздрагивает, когда видит себя в беспощадно-широком: во всю стену мужского туалета в штаб-квартите МИ5, зеркале. Затравленный, волчий взгляд, скатавшиеся, давно не мытые волосы, грязный свитер.
«Это я? Это не я?»
Он стаскивает с себя свитер и замирает, разглядывая метки целиком, все сразу, нещадно бросающиеся в глаза в этом огромном зеркале, не в огрызке 10 на 15 сантиметров в тюремной душевой.
«Это я? Это не я?»
Он больше не знает ответа на этот вопрос.
Лукас машинально отрывает кран, шипит и отдергивает руку когда оттуда ударяет горячая – действительно горячая, а не еле теплая как в лучшие времена в "Лушанке" – вода. Он робко крутит краны, пробует, и, когда струя достигает комфортной температуры, набирает полные пригоршни, плещет себе на плечи, на лицо... и замирает. Вода отдает хлоркой и горечью, как в "Лушанке"

№ 3


Dum Spiro Spero ему набивают в его вторую зиму год за решеткой – и первую (и последнюю) в той, обычной – для простых смертных – колонии. Он, дурак, умудряется загреметь в медблок с пневмонией в начале декабря: черт его знает, то ли простыл во время одной из ежедневных (даже в тридцатиградусный мороз) прогулок во дворе, то ли в едва теплом душе, то ли на голом полу в карцере, где проторчал три недели после того, как отмудохал до кровавых соплей двух чеченских обезьян, попытавшихся нагнуть «английскую розу».
Просто однажды на прогулке он чувствует как земля уходит из-под ног и стремительно несется навстречу. Просто потом он просыпается в стерильно-белом медблоке. Через две недели его переводят в какую-то – blatnuju? l'gotnuju? – камеру, где он еще две недели тупо отсыпается на нарах, и сквозь сон слышит как вокруг говорят о Путине, Достоевском и Уайлде...
Если Лукас не спит, то по большей части слушает молча, но однажды он замечает на себе любопытный взгляд из-под кустистых бровей. У него еще слишком плывет голова от слабости и упорно держащейся на 38 температуры, и он не очень понимает что значит politicheskij, хотя чувствует, что ему это, почему-то должно быть знакомо. Зато понимает латынь к которой любит прибегать обладатель кустистых бровей, и которая вдруг больно, и, в то же время, хорошо напоминает ему о детстве.
А потом, однажды, он просыпается от того, что его нежно гладят по голове и называют «мальчиком». Он не сразу соображает чего от него хотят, а когда понимает что обладатель кустистых бровей прощается с ним, долго плачет сам не зная почему.
Когда в начале марта он очухивается от болезни окончательно, то выигрывает в карты десять пачек сигарет и просит местного мастера Серегу выбить у него на спине ту фразу, которую прощаясь повторял politicheskij, чьего имени он так и не спросил.
Лукас еще не знает что до перевода в Лушанку остается всего два месяца.

@темы: fanfiction, жанр: hurt/comfort, жанр: драма, персонаж: Лукас Норт, размер: Однострочник, фандом: Spooks/Призраки

Комментарии
2013-07-27 в 09:50 

Bhanu
Главное - сделать первый шаг. Дорога появится сама собой...
Тихо балдею... автору респект и тыща поцелуев.

   

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

главная