Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:04 

Название: О тяготах и радостях супружеского секса
Автор: Акын (013)
Фандом: фандом Ричарда Армитиджа
Подфандом: сериал Between the Sheets
Пейринг: Пол Эндрюс/Алона, Пол/Трэйси - упоминается
Тип: гет
Жанр: бытовуха
Рейтинг: НЦ-17
Warning: почти изнасилование, нецензурная лексика
Саммари: Алона - психотерапевт-сексолог, Пол - соцработник, присматривает за трудными подростками. Женаты около 10-и лет. У нее недотрах, у него низкое либидо и интрижка с поднадзорной тинейджеркой-алкоголичкой. Вот такая семья =)))
Примечания: написано на RA fest в режиме "сам заказал - сам написал"





Пол нарочно тянул время, надеясь что Алона не дождется его и уснет. Проще всего было бы наполнить ванну и полежать в ней, почитывая книгу, но тогда жена непременно пришла бы под дверь с вопросами, или того хуже - вломилась бы внутрь. Чтобы этого не случилось, Полу пришлось имитировать бурную деятельность.
Первым делом он включил душ, залез под горячие струи и отдраился до блеска каким-то приторно-сладким мылом. Времени на это ушло слишком мало, так что пришлось преодолеть лень и, после бритвенного и зубочистильного ритуала, тщательно проинспектировать содержимое своего шкафчика - за годы в нем скопилось дофига устаревших и ненужных вещей.
Еще ему пришло в голову помыть раковину, но тогда Алона точно заподозрила бы неладное - это всегда было ее обязанностью.
Стараясь поменьше думать об обязанностях, Пол завернулся в полотенце и вышел в спальню.
Естественно, Алона его дождалась.
Первое, на что он обратил внимание - у них завелось новое постельное белье. Когда-то давно, на заре их брака, Алона призналась, что обожает заниматься любовью на алых простынях, а Пол смутился и ответил, что с детства путает зеленый и красный. Было смешно, не то что теперь. Теперь это не брак, а узаконенное рабство какое-то.
А как еще назвать эту ситуацию? Ты выжат, словно лимон, главная эротическая мечта - заползти под одеяло и урвать немного сна до будильника, НО ее величество супруга возлежит на новом (даже на вид противном и колючем) белье и призывно поглаживает себя между ног. Она молчит, но ты, так же как и она, помнишь: последний секс у вас был в начале прошлой недели. Можно делать вид, что не помнишь - это ничего не изменит, счетчик тикает, задолженность растет.

- Иди ко мне, мой великолепный мужчина, - низким грудным голосом позвала Алона.
Да почему она так уверена, что это сексуально, что возбуждает? Вычитала в одной из своих идиотских книжек? А ничего, что от этого тяжелого, чересчур похотливого взгляда охота не трахаться, а спрятаться? Для надежности - в другом квартале. Женщина не должна ТАК смотреть, это... это не правильно. Вот только пока ты тут размышляешь, счетчик делает "тик-так". Отказ повлечет за собой новые обиды, обиженная Алона и впредь не станет готовить "своему великолепному мужчине" завтрак, а мужчина, даже не самый великолепный, имеет право хотя бы раз в неделю поесть что-то нормальное. От хлопьев и сандвичей с арахисовым маслом, честно говоря, уже тошнит.
- По-о-ол, я так хочу тебя...
- А я тебя, - с улыбкой ответил Пол. А про себя подумал - "Яичница с беконом, я сделаю это, но только ради тебя".
Потом он ушел в ванную, якобы за презервативами. Там он какое-то время простоял возле зеркала, вглядываясь в свое отражение почти спящими глазами, а когда вернулся, Алона была уже на взводе. Она то вздыхала, то стонала, ее грудь вздымалась в такт движениям руки и топорщились отвердевшими сосками, а пальцы проворно сновали вверх и вниз, вдоль влажной, основательно растянутой щели.
- О, дорогуша, как ты намокла... - дежурная фраза, после которой Полу ничего не пришлось делать - жена сама набросилась на него, оседлала, насадилась на полувставший член и начала трахать с такой жадностью и остервенением, как-будто на завтра был назначен апокалипсис. Ему оставалось только поглаживать ее по вспотевшим бедрам и ягодицам, получая свое небольшое удовольствие.
- Да, дорогая, да...
Чтобы лучше стояло, он давно приспособился представлять вместо Алоны какую-нибудь девицу из "Spice girls", но в этот раз заменой была Трэйси.
Трэйси. Глупенький черный котенок. Он кончил с ней дважды, влет: когда отсасывала и когда увидел результат - залитую спермой и слезами мордашку. Ее маленький податливый затылок идеально помещался в его ладонь. Упругие кудряшки были созданы для того, чтобы тянуть и дергать за них. А еще она классно улыбалась и все время переспрашивала "тебе точно понравилось?".
А ведь он уже был готов заподозрить себя в латентном гомосексуализме, ранней импотенции и черт знает чем еще!
- Черт...
Воспоминания и страхи вихрем пронеслись в голове, а в следующее мгновение Алона уже лежала под мужем, крепко придавленная к матрасу. Пол никогда бы не осмелился засадить полоумной черной девчонке, НИКОГДА, но как же он этого хотел! Господь Всемогущий, никогда и никого он так не хотел, как ее!
- Черт!
Представляя, что засаживает в девственное влагалище Трэйс, Пол рычал, потел и как никогда яростно тыкался членом между ног Алоны, но все его старания проваливались в никуда. Ощущения были настолько слабыми и смазанными, что восторги жены казались злобной насмешкой.
- О! Мой большой мужчина! Не останавливайся! О, да!
Чертова ненасытная прорва. Растянутая пизда. Она не могла доставить удовольствие, зато отменно кусалась, больно вцеплялась ногтями в зад и требовала, требовала, требовала трахать ее до изнеможения.
- Заткнись!!! - пощечина вышла очень звонкой. Алона удивленно всхлипнула и уставилась на него во все глаза. Пол и сам не ожидал от себя такого, но разбираться было некогда - яйца готовы были взорваться от напряжения, их тоже надо было запихать в Трэйси, сделать ей очень ОЧЕНЬ больно! Так больно, чтобы запомнила на всю жизнь, как это опасно - крутить задницей перед взрослым мужиком.
Он чувствовал, что слетит с катушек, если не докажет ей прямо здесь и сейчас.
- Извини, извини меня, дорогая, - он ткнулся губами в пылающую щеку и поспешно отстранился. Алона заныла "вернись".
- Твое желание - мой закон, - вкрадчиво прошептал он и одним махом перевернул ее живот.
Глаза в глаза он бы не смог, а теперь руки были развязаны. Облизнув два пальца, Пол грубо сунулся ими между ягодиц, а чтобы Алоне не вздумалось брыкаться, хорошенько придерживал ее за шею.
- Мне больно, Пол!
- А ты будь хорошей девочкой - потерпи.
Дальнейшие жалобы и апелляции отскакивают от него, как теннисные мячики от бетонного забора.
У него есть цель - получить недобранный с Трэйси кайф, засадить в узкую, трепещущую от волнения дырочку пальцами, членом, чем угодно, лишь бы посильнее.
Головка не втискивается в едва разработанное отверстие, но несколько резких движений бедрами все же решают эту проблему. Алона стонет в подушку и все еще пытается увильнуть, но ему плевать.
Его не волнуют желания этой женщины, ни в данный момент, ни вообще. У него уже давным давно не стоит на нее, так какого черта? Если и случались редкие всплески интереса, то в благодарность за хорошую стряпню, но госпожа сексолог выше этого! Она лучше будет ныть о своем недотрахе в кругу коллег, чем проведет вечерок у плиты!
- Тебе нравится? - он не знает, зачем спрашивает. - Нравится?!
Может быть надеется услышать "нет"? Алона, сучка, конечно же отвечает "да", и начинает несильно подмахивать.
Сначала это немного не комфортно: члену тесно и стремно между сильных сопротивляющихся мышц. Но преодолевать это сопротивление с каждым толчком все приятнее и приятнее. Чем быстрее и увереннее Пол насаживает на себя притихшее тело, тем охотнее оно отзывается, тем оно мягче. Когда Алоне становится слишком комфортно, когда она перестает дергаться, он меняет угол вхождения и трахает ее до тех пор, пока самому становится невмоготу. Кончает Пол с глухими стонами, не вынимая, а очнувшись от посторгазменного тупняка, уходит в ванную.

Пластиковая крышка унитаза постепенно охлаждает все тело. Пол задумчиво рассматривает свои ноги и пушистый коврик под ними.
Что с ним только что приключилось? Это было хоть отдалено похоже на то, что он хотел попробовать с Трэйси?
Он не может знать, он никогда не имел дела с целками. И скорее всего никогда не будет иметь. Но что-то подсказывает - с Трэйси было бы по-другому. Она тоже бы зажималась и ныла, потом поддалась бы, но... Не так.
Жаль, тот ублюдок, которому она отдастся за пару бутылок виски, не сможет оценить всей прелести момента. Это вообще, похоже, правило, на котором держится мир - женщины стабильно выбирают себе не тех ублюдков, которые могут их оценить. Может быть даже полюбить...
Да, это и правда какая-то хрень. Надо срочно передавать Трэйси другому инспектору, пока что-нибудь не случилось.

@темы: фандом: Between the Sheets/Между простынями, размер: Мини, категория: гет, fanfiction

Комментарии
2013-09-17 в 21:12 

Классно! Все так и могло быть. Спасибо!

URL
2013-09-18 в 12:05 

Акын 013 [DELETED user]
О, рада, что вам понравилось!))))))))))))) Спасибо!

   

СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

главная